Размер шрифта:
A+
A
A-
07 Сентябрь 2019

Китай умело использовал в своих целях санкции США против Ирана

Как сообщает сайт Nur-az - Китай заявил, что он инвестирует 280 миллиардов долларов в осажденную санкциями нефтегазовую отрасль Ирана, стремясь использовать агрессивную внешнюю и торговую политику президента США Дональда Трампа для установления конкурентного экономического порядка с Западом.

По сообщению politros.com, об этом в своей статье для The Times пишет эксперт по Ближнему Востоку Ричард Спенсер. Эксклюзивно для своих читателей «ПолитРоссия» представляет перевод публикации.
 
Вызов брошен
 
Инвестиции наличными в рамках соглашения на сумму 400 миллиардов долларов, достигнутого между двумя странами в 2016 году, были подтверждены во время визита в Пекин Мохаммада Джавада Зарифа, министра иностранных дел Ирана, сообщает авторитетный торговый журнал Petroleum Economist.
 
Вклады средств будут планироваться таким образом, чтобы минимизировать последствия для китайских компаний за нарушение санкций США. При этом Китай не будет платить долларами, используя собственную валюту, юань, наряду с «мягкими валютами», полученными от международной торговли в странах с более слабой экономикой, таких как страны Африки. В Китае давно мечтали, что юань однажды бросит вызов доллару как международной и резервной валюте.
 
Взамен Китай сможет закупать нефть, газ и продукты нефтехимии с гарантированной скидкой не менее 12 процентов, а также будет иметь первый отказ от запуска всех новых или перезагруженных проектов по добыче нефти, газа и нефтехимии. Кроме того, важный пункт позволяет китайцам размещать до 5000 сотрудников службы безопасности в Иране для защиты своих инвестиций, а также для охраны линий снабжения, в том числе в Персидском заливе.
 
Подрыв экономической гегемонии
 
Детали сделки не были обнародованы, предположительно из-за опасений ответа со стороны США, но они были разглашены иранским делегатом на переговорах Мохаммада Джавада Зарифа в Пекине на прошлой неделе и были поддержаны в информационном поле иранскими государственными СМИ. Иран и Китай считали друг друга стратегическими союзниками на протяжении десятилетий, причем оба противились мировому порядку, возглавляемому США. Аналитики говорят, что Пекин реагирует не только на возможность, предоставленную попытками Вашингтона изолировать Иран, но и на нападение Трампа на экспортную торговлю Китая.
 
Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи отказался идти на компромисс в своем противостоянии с американским президентом или отвечать на его призыв к переговорам на условиях США. В то же время Китай заявлял о масштабных инвестициях в Иран, и циники отмечают, что обещанные суммы, кажется, никогда не материализуются в видимых частях иранской экономики. Тем не менее, китайские государственные нефтяные компании CNPC и Sinopec в настоящее время имеют значительное присутствие в Иране.
 
Экономический подъем Китая с 2001 года совпал с решимостью США оказать давление на Иран в связи с его ядерной программой. Китай, который должен импортировать большую часть своих нефти и газа, увидел возможность обеспечить долгосрочного «запасного» поставщика, учитывая тесный союз многих ближневосточных производителей с США и американский военно-морской контроль над международными морскими путями. Объемы торговли между Китаем и Ираном выросли с 7 миллиардов долларов в 2007 году до 45 миллиардов долларов в 2014-2015 годах, в разгар санкций Обамы в отношении Тегерана.
 
Крепкий союз
 
В среду, 4 сентября, американский дипломат Брайан Хук, отвечающий за надзор за программой санкций, объявил о дальнейших мерах по прекращению экспорта иранской нефти. Казначейство США опубликовало список компаний, судов и частных лиц, которые продолжали поставлять нефть для Тегерана. И китайские компании тоже пострадали. Ни для кого не секрет, что иранские суда переправляют нефть китайским танкерам в море со своими спутниковыми транспондерами, чтобы избежать обнаружения. Китайские закупки иранской сырой нефти, чьи продажи в целом упали на целых 80 процентов после восстановления санкций, и такие продукты, как сжиженный природный газ, удерживают иранскую экономику на плаву.
 
Китай также намерен подключить Иран к реализации своей инициативы «Один пояс и один путь» по строительству торговых путей через Центральную Азию. Он уже вложил значительные средства в Пакистан и в других соседей Ирана. В дополнение к 280 миллиардам долларов инвестиций в нефтегазовый сектор Ирана Китай вложит 120 миллиардов долларов в модернизацию своей транспортной инфраструктуры в соответствии с соглашением, заключенным между главой МИД Ирана и его китайским коллегой Ваном И. И он уже внес свой вклад в строительство метрополитена в Тегеране и строит железнодорожную линию между Тегераном и Мешхедом почти в 800 километров длиной.
 
Осторожные шаги
 
Робин Миллс, консультант по энергетическим вопросам, базирующийся в Персидском заливе, сказал, что у Китая есть привычка использовать кризисы в отношениях Ирана с США, чтобы объявлять о крупных инвестициях, в то же время сдерживая работу на полную мощность.
 
     «CNPC и Sinopec подвержены влиянию США, и они не хотят рисковать. Они хотят быть уверены, что, когда санкции будут сняты, они смогут двигаться вперед на полной скорости», – заявил Миллс.
 
В то же время Сейед Хоссейн Мусавян, аналитик из Принстонского университета и бывший дипломат Ирана, сказал, что Китай уже ведет дела с Ираном, и это будет продолжаться независимо от санкций.
 
Ранее «ПолитРоссия» писала о том, что Reuters рассказало, как G7 повлиял на отношение Трампа к Ирану и Китаю.
 
Автор: Виктор Буткевич
45 dəfə baxılıb
ожидание...
Nur-Az Xeber